Спарринг в прибрежных водах

Флоты Индии и Южной Кореи располагают эсминцами преимущественно регионального назначения

Индийский эсминец проекта 61МЭ и его южнокорейский «одноклассник» «Квангэтхо Тэван» интересны тем, что представляют соответственно советскую и немецкую школы кораблестроения.

Первый спущен на воду в СССР в начале 80-х годов. Сейчас в ВМС Индии пять таких кораблей, относящихся по советской классификации к большим противолодочным (БПК). Южнокорейский оппонент стал первым в своем классе, спроектированным и построенным в РК, хотя и в сотрудничестве с германскими корабельными фирмами. «Квангэтхо Тэван» моложе 61МЭ на 15 с лишним лет, тем не менее они сопоставимы и по водоизмещению, и по концепции.

Единые критерии и методика анализа позволяют сравнивать эсминцы не только между собой, но и с другими кораблями. Рассмотрим состав вооружения и иные ТТХ, а главное – оценим их соответствие вероятным условиям боевого применения.

Братья по дедвейту

В локальной войне противниками корейских эсминцев станут бывшие советские ДЭПЛ проекта 633 и их китайские реплики

Проект, восходящий к середине 60-х годов, разработан и адаптирован под индийские требования советскими кораблестроителями. Вся пятерка родом из СССР. Вооружение – почти целиком советско-российское. Полное водоизмещение эсминца – около 4900 тонн. Газотурбинная энергетическая установка суммарной мощностью 55 тысяч лошадиных сил обеспечивает максимальную скорость 30 узлов. Экономичным ходом (18 узлов) эсминец пройдет до 3800 миль. Малая дальность плавания в сочетании с ограниченной автономностью (декада) определяет основные районы боевого предназначения корабля: океанские зоны, прилегающие к побережью Индии.

Анализ вооружения дает основания считать, что 61МЭ достаточно универсален. В его носовой части четыре контейнера для ПКР П-20 – экспортной версии советской П-15У. Максимальная дальность стрельбы этой дозвуковой и весьма габаритной ракетой (стартовая масса – примерно 2,5 тонны) – 80 километров при высоте полета 25 или 50 метров. Боевая часть – около 500 килограммов. Активная радиолокационная ГСН захватывает цель на расстоянии до 40 километров. Но этот комплекс уже устарел. Целеуказание ПКР в пределах радиогоризонта выдается корабельными РЛС, а за пределами – внешними источниками, в частности с вертолета.

Константин Сивков

Основные средства ПВО «индийца» – два ЗРК «Волна-М» и две двухбалочные ПУ с боекомплектом по 16 ЗУР В-601М (всего 32 ракеты). Дальность поражения самолетов – до 22 километров, ПКР – до 12. При этом нижняя граница уничтожения СВН – около 50 метров, что делает комплекс малоэффективным против современных, летящих на высоте 10–20 метров ПКР.

Стрельбой ЗРК «Волна-М» управляет комбинированный радиолокационный комплекс «Ятаган», сопровождающий одну цель и наведение на нее двух ракет в радиокомандном режиме. Таким образом, корабль имеет два канала основного ЗРК. Помимо него для целей ПВО используется артиллерия: одна спаренная 76-мм АУ АК-726 с боекомплектом 600 выстрелов и две батареи МЗА по две АУ: либо спаренных 30-мм АУ АК-230 с боекомплектом 1000 выстрелов, либо шестиствольных 30-мм АК-630М и арсеналом 3000 единиц. Огнем артиллерии управляют с помощью стрельбовых РЛС «Турель» (в составе АК-726), «Рысь» или «Вымпел» на каждую батарею МЗА. Таким образом, на корабле пять всепогодных целевых каналов ПВО, из них три – артиллерийских. Одновременно могут действовать четыре целевых канала – по два ракетных и артиллерийских. Против ПКР относительно эффективны только батареи МЗА – по каналу на борт, чего в современных условиях явно недостаточно. АК-726 «достреливает» по надводным и наземным целям на дальность до 12 километров. Для обнаружения надводных и воздушных целей применяются РЛС «Кливер» и «Ангара».

Противолодочное вооружение включает 5-трубный 533-мм ПТА-533 для стрельбы торпедами SET-65E с активным и пассивным самонаведением (дальность – 15 километров, скорость – 40 узлов, боевая часть – 205 килограммов), два 12-ствольных реактивных бомбомета РБУ-6000 (до 6 километров) и два 6-ствольных РБУ-1000 (около километра). Торпедное вооружение предназначено только для уничтожения подводных лодок, а РБУ еще и для поражения атакующих корабль торпед. Поиск субмарин эсминец ведет подкильной ГАС МГ-335 «Платина». Авиационное вооружение – противолодочный Ка-25, для которого выделен ангар (вместо кормовой АУ АК-726). В целом противокорабельное и противовоздушное вооружение индийского эсминца надо признать устаревшим. Средства ПЛО удовлетворительны.

 Спарринг в прибрежных водах
Фото: armyman.info

«Квангэтхо Тэван» проектировали с опорой на концепцию германского фрегата МЕКО. В ВМС РК три таких корабля. Полное водоизмещение – около 3900 тонн. Энергетическая установка комбинированная: для экономичного хода – два дизельных двигателя MTU SEMT Pielstick, форсированного – две ГТУ GЕ LM-2500 суммарной мощностью 58 тысяч лошадиных сил. Максимальная скорость – 30 узлов, дальность плавания экономичным ходом (18 узлов) – 4000 миль, автономность – 15 суток. Это, как и у «индийца», свидетельствует о преимущественно региональном назначении.

Спарринг в прибрежных водах
Фото: wikimedia.org

Судя по составу вооружения, «кореец», как и его оппонент, – многоцелевой. Восемь ПКР «Гарпун» в двух четырехконтейнерных ПУ вполне современны, последние модификации стреляют на расстояние до 180 километров. ПВО корабля обеспечивает ЗРК малой дальности «Си Спарроу», установка вертикального пуска которого Mk48 с 16 ракетами размещена в носовой части. Его современные модификации позволяют поражать ПКР на высотах от 6 метров на дальности до 15 километров, а самолеты – до 30 километров. Система управления огнем позволяет одновременно обстреливать две цели с наведением по одной ракете на каждую. Для уничтожения СВН в зоне самообороны имеются две 30-мм АУ Sea Vulcan-30 с боекомплектом 3600 выстрелов и двумя СУАО IRSAN. Плюс два целевых канала ПВО. Универсальная артиллерия эсминца – 127-мм орудие фирмы OTO Melara Alleqqerito, боекомплект – 600 выстрелов. Система управления стрельбой – Dardo E с двумя РЛС Stir-180. Максимальная дальность работы по морским и наземным целям – 23 километра. Таким образом, эсминец имеет пять целевых каналов ПВО, из которых на борт может быть использовано четыре. То есть как и у индийского собрата, с той разницей, что ПВО «корейца» позволяет поражать все типы современных СВН. Его противолодочное вооружение – два 324-мм трехтрубных ТА Mk32 для стрельбы торпедами Mk46 (всего шесть торпед). Для поиска субмарин установлена ГАС DSQS-21 BZ с антенной в носовом бульбовом обтекателе. Авиагруппа – противолодочный вертолет Super Lynx. Средства ПВО и противокорабельное вооружение можно признать вполне удовлетворительными, тогда как противолодочное – недостаточным. В сравнении с индийским эсминцем корейский явно выигрывает в противовоздушном и противокорабельном оснащении, незначительно уступая в противолодочном.

Бойцы локального значения

Несмотря на отличия вооружения и оснащения этой пары от ранее изученных «Дели» и «Седжон Великий» («Эсминцы королевских кровей»), все они одного класса. Это означает, что и действовать в своих флотах будут в схожих условиях. То есть распределение значимости частных задач можно принять аналогичным тому, что имело место применительно к «Дели» и «Седжону».

Спарринг в прибрежных водах

Первая типовая задача – уничтожение авианосцев. Во встречном бою шансы «корейца» выйти на дистанцию удара ПКР «Гарпун» даже новейших модификаций с учетом возможностей китайской АУГ во главе с «Ляонином» минимальны. Их можно оценить в 0,1 (как и для японского «Хацуюки»). Залп из восьми «Гарпунов» способен вывести из строя китайский авианосец с охранением из трех-четырех фрегатов и эсминцев с вероятностью 0,12–0,14. Соответственно эффективность решения этой задачи для «Тэвана» – 0,012–0,014. У «индийца» вообще нет шансов ударить по американскому авианосцу из состава АУГ. Эффективность – ноль.

Другая задача состоит в уничтожении групп надводных кораблей из трех-четырех фрегатов. При этом объектом атаки «индийца» определим наиболее современные пакистанские F-22Р. Они вооружены ПКР С-802 с дальностью стрельбы 120 километров – в полтора раза больше, чем у П-20. При прочих равных условиях успех залпа будет небольшой – 0,25–0,32. Расчетная вероятность вывода из строя или потопления каждого фрегата из группы при атаке ее четырьмя П-20 составляет 0,3–0,45 (F-22Р не имеют ЗРК и расчет у команды только на артиллерию). Оценка эффективности при уничтожении корабельных групп адекватного противника – 0,08–0,14.

Как визави «Тэвана» в масштабной войне рассмотрим китайский фрегат проекта 054, чьи ПКР уступают корейским по дальности стрельбы (160 километров против 180). Поэтому у эсминца при прочих равных условиях вероятность упреждения противника в залпе составляет 0,65–0,75. Восемью ПКР «Гарпун» можно потопить или вывести из строя один-два корабля китайской КУГ, что соответствует эффективности в 0,14–0,15.

В локальных войнах объектом удара обоих конкурсантов будут группы из трех-четырех катеров или малых кораблей ближней морской зоны, обладающих ПКР ограниченной дальности и без эффективных средств ПВО (в ВМС КНДР основу сил, способных вести борьбу с надводными кораблями противника, составляют ракетные катера преимущественно устаревших типов). Против такого противника эффективность «индийца» составит 0,28–0,35. Возможности «корейца» существенно выше – 0,6–0,65.

В ударах по наземным объектам обоим эсминцам достанутся тактические задачи: вывод из строя одного крупного важного объекта или группы из трех-четырех малых целей. При этом глубина поражения у 61МЭ будет ограничена прибрежной полосой в семь-восемь километров от уреза воды, у оппонента – 15–18. «Индиец» с его 76-мм орудием и боекомплектом 600 снарядов может решать такие огневые задачи с вероятностью 0,22–0,25, что соответствует эффективности с учетом ограничения зоны воздействия в 0,01–0,015. У «Тэвана» получается чуть лучше – 0,03–0,04. Типовая задача подавления ротного опорного пункта в системе ПДО 127-мм АУ «корейца» будет решена с вероятностью 0,6–0,7 на удалении до 15 километров от уреза воды. Соответствующий показатель «индийца» – 0,35–0,4 на вдвое меньшей дистанции.

Оценивать возможности борьбы с субмаринами целесообразно по вероятности обнаружения и уничтожения подлодки противника в заданном районе КПУГ из двух эсминцев. Это может быть их типовой задачей в системе зональной противолодочной обороны или ПЛО крупного оперативного соединения в его средней и дальней зонах. Надо отметить, что у обоих эсминцев в штате по вертолету. Но при поиске подлодок придется полагаться только на свои ГАС. А вертолеты использовать для ударов по субмаринам и удержания в ходе боя контакта с ними. У эсминцев нет буксируемых ГАС, что существенно снижает возможности поиска при наличии слоев скачка и в иных сложных гидрологических условиях.

В масштабной войне противником «корейца», вероятно, будут китайские АПЛ, а «индийца» – более совершенные американские. Поэтому эффективность «Тэвана» – 0,05–0,08, а 61МЭ – 0,02–0,03. В локальной войне противниками корейских эсминцев станут ДЭПЛ КНДР – в основном предельно устаревшие, бывшие советские проекта 633 середины 60-х годов и их китайские реплики. Против 61МЭ будут действовать пакистанские, также неатомные, но более совершенные французские субмарины типа «Агоста» постройки 1998–2005 годов. Вероятность обнаружения и уничтожения этих ПЛ в аналогичном районе: 0,25–0,33 – для корейских эсминцев и 0,18–0,21 – для индийских.

Чтобы оценить возможности кораблей в отражении воздушных ударов, рассмотрим боевую устойчивость группы из двух эсминцем против 24 ПКР с размахом залпа в три минуты. При таких условиях шансы «Тэванов» при атаке китайских YJ-18 составят 0,15–0,2. Индийская пара под ударом 24 ПКР «Томагавк» сохранит боеспособность с вероятностью 0,05–0,08.

В локальных боях с силами КНДР основную угрозу для южнокорейцев может представлять залп ПКР средней дальности берегового базирования. Вероятность того, что два эсминца выстоят под ударом 24 технически устаревших боеприпасов, составляет 0,4–0,5. Для индийского 61МЭ в войне с Пакистаном основной угрозой будет тактическая авиация, применяющая высокоточное оружие малой дальности (до 10–12 километров), противорадиолокационные ракеты и бомбы свободного падения. В этих условиях свое веское слово скажут ЗРК «Волна-М». Вероятность сохранения боеспособности двумя эсминцами под ударом группы из 24 тактических истребителей оценивается в 0,21–0,28.

Интегральный показатель соответствия 61МЭ составляет применительно к локальным войнам 0,18, к масштабной – 0,05. У «Квангэтхо Тэван» – 0,38 и 0,14 соответственно.

Поражает плачевный результат «индийца» в масштабной войне. Наряду с показателем китайского «Люйда» он самый низкий из всех рассмотренных кораблей. Это означает, что эсминец проекта 61МЭ не играет существенной роли в высокотехнологичном противостоянии. Но в локальной войне этот старичок еще хоть куда. Что касается «Квангэтхо Тэван», то он серьезный дуэлянт в обоих случаях. Подведем итог: «кореец» вдвое превосходит «индийца» по соответствию условиям боевого применения в локальных войнах и втрое – в крупномасштабных.

Константин Сивков,
член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

#сивковконстантин

Опубликовано в выпуске № 27 (691) за 19 июля 2017 года

Нравится

Loading...
Комментарии
А что поразительного насчет плачевного результата ЭМ (экс-БПК/БРК по советской классификации) пр. 61МЭ? Этому проекту (в изначальном варианте пр. 61 - СКР ПВО-ПЛО, затем БПК, затем некоторые обращены в БРК) скоро 60 лет в обед как стукнет. Непонятно, для чего сохранять в составе ЧФ такой паноптикум, как СКР (возвращение класса вместо прежнего БПК) "Сметливый, пусть даже с "Ураном". Его место - на почетной музейной стоянке.
Добавить комментарий
Фото неделиФотоархив HD
Танковый биатлон 2017

Владимир Литвиненко
Вниманию читателей «ВПК»
  • Обсуждаемое
  • Читаемое
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц